Обезъян (obezzyann) wrote,
Обезъян
obezzyann

Categories:

Сказка про Стаханёнка

Рассказал я зверюшкам про проблемы, которые у некоторых моих друзей возникают в нынешних капиталистических компаниях. И тут Бабка-Ёжка-Из-Вазы решила нам сказку рассказать.
— Русскую народную? — спросила Жирафа.
— Да нет, не русскую и не народную, — ответила Бабка-Ёжка-Из-Вазы, — а про одного немецкого мальчика.

Сказка про Стаханёнка

Стаханёнок родился в небольшом шахтёрском посёлке в Германии. Мальчиком он был способным и всегда и во всём старался быть первым. А когда до немецких шахтёров дошли слухи о трудовом подвиге Алексея Стаханова, он сказал, что побъёт рекорд русского забойщика, вот его самого и прозвали Стаханёнком.
А было это уже в выпускном классе. После школы Стаханёнок, как и все шахтёрские дети, пошёл работать на шахту. Всего две недели он осваивал отбойный молоток, а потом сразу начал перевыполнять план. С новичков тогда требовали только пять тонн угля за смену, а Стаханёнок добывал семь, десять, а то и четырнадцать тонн. Он всё ждал, когда же начальство отметит его успехи. И вот однажды утром мастер предупредил, что спустится в его забой. Стаханёнок думал, что мастер хочет посмотреть, как это у него получается так много угля добывать, но визит мастера его разочаровал. Ещё больше разочаровался сам мастер. Он был всем абсолютно недоволен.


А надо заметить, что в Германии тогда стахановские методы не применялись, там каждый забойщик сам рубил уголь, сам ставил распорки, чтобы укрепить свод шахты, сам тянул по штреку освещение. И мастера совершенно не интересовало, сколько угля добывает Стаханёнок, он возмущался тем, что брёвна распорок стоят неровно, что лампочки висят кое-как, где-то близко, а где-то далеко друг от друга. Стаханёнок так расстроился, что даже заплакал, когда шёл со смены. А на проходной сидел Старый Ганс. Старый Ганс когда-то тоже был шахтёром, но давно уже вышел на пенсию, а потом устроился на шахту вахтёром. Он остановил Стаханёнка, выслушал, а потом спросил:
— Вот скажи мне, для кого Алексей Стаханов добывал уголь?
— Для народа, — ответил Стаханёнок.
— Правильно, — согласился Старый Ганс. — Потому что в Советском Союзе все шахты и весь уголь принадлежат народу. А кому принадлежит наша шахта?
— Господину Круппу.
— В том-то и дело, — сказал Старый Ганс, — Шахта не твоя и уголь не твой. Ты всего лишь наёмный рабочий. А что должен делать наёмный рабочий?
— То, что написано в должностной инструкции, — предположил Стаханёнок.
— Большое заблуждение, — сказал Старый Ганс. — В должностной инструкции написано то, что от тебя могут потребовать. Вот написано в инструкции, что ты должен распорки ставить, от тебя и требуют их ставить. Не написано в инструкции, что ты должен кашу варить, — не могут потребовать, чтобы ты её варил. Вот для этого существует инструкция. А делать ты должен то, что тебе прикажут.
— Но я же патриот своей шахты, — возразил Стаханёнок, — я хочу, чтобы она была лучшей.
— Так ты, наверное, и патриот Германии? — спросил Старый Ганс.
— Конечно! — воскликнул Стаханёнок. — Я патриот!
— Но ты же не указываешь фюреру, как ему управлять Германией, — сказал Старый Ганс.
Стаханёнок даже испугался такой мысли:
— Нет конечно!
— Вот и оставь фюреру думать о Германии, господину Круппу — о шахте, а сам делай то, что приказывает твоё непостредственное начальство.
— В рамках инструкции? — уточнил Стаханёнок.
— Ну конечно, в рамках инструкции, — подтвердил Старый Ганс. — Вот иди и подумай, что от тебя хочет твоё начальство? Этим ты поможешь и шахте, и Германии.
Долго думать Стаханёнку не пришлось, он всё быстро сообразил. А надо сказать, брёвна для распорок на шахту привозили довольно кривые, и поставить их ровно было практически невозможно. Но на следующее утро Стаханёнок пришёл на работу раньше времени и отобрал себе самые ровные брёвна. План он в тот день не перевыполнил, зато распорки у него стояли идеально, и лампочки висели идеально.
Так и стал Стаханёнок с этого дня утро начинать с отбора брёвен, а весь день заботиться о красоте распорок и равномерности лампочек.
Когда мастер спустился в забой в следующий раз, он восхитился работой Стаханёнка. И хотя Стаханёнок едва добывал за смену пять тонн, а пару раз добыл и меньше, мастер всюду ставил его в пример, как самого лучшего шахтёра.
А когда мастер однажды заболел, Стаханёнка поставили исполнять его обязанности, как самого лучшего шахтёра. Тогда Стаханёнок заставил всех забойщиков на своём участке ставить ровные брёвна и аккуратно вешать лампочки.
Но вскоре пришёл проверить его работу маркшейдер. Стаханёнок был уверен, что маркшейдеру понравятся прямые брёвна и тщательно выверенные расстояния между лампочками, но маркшейдер вдруг стал кричать и ругаться на Стаханёнка, за то что стенки у штрека недостаточно ровные.
Стаханёнок вспомнил слова Старого Ганса и перестал заботиться о распорках и лампочках, теперь он всё своё внимание сосредоточил на том, чтобы рабочие оставляли идеально ровные стенки штреков.
Но тут прошёл слух, что участок придёт проверять сам обер-мастер. В этот раз Стаханёнок не стал пускать дело на самотёк. Он пригласил в пивную других мастеров, угостил их и стал расспрашивать про обер-мастера. Оказалось, что обер-мастера не интересуют ни распорки, ни лампочки, ни стены штрека, но он обожает проверять журналы учёта работ и требует, чтобы журналы велись очень аккуратно.
Стаханёнок вернулся на шахту и посмотрел журналы. Они все были в угольной пыли и заполнены кое-как. И тут Стаханёнок совершил трудовой подвиг. Он снял с работы двух забойщиков с хорошим почерком и вместе с ними переписал все журналы за последний год. Обер-мастер был в восторге.
А когда наконец выздоровел мастер, которого подменял Стаханёнок, Стаханёнка вызвал сам директор шахты и по-дружески сообщил, что мастер стал уже староват, и пора его уволить, а на место мастера он назначил Стаханёнка.


— Ух ты! — сказала Жирафа. — Так он, наверное, хорошую карьеру так сделал, директором потом стал?

— Да нет, — ответила Бабка-Ёжка-Из-Вазы. — Потом началась война, Стаханёнка забрали в армию, сначала отправили во Францию, а потом на Восточный фронт, где он дошёл аж до Кадиевки, той самой, где Стаханов свой рекорд установил. Он даже хотел на шахту стахановскую посмотреть, но не успел, его убили партизаны.

Вот зачем Жирафа со своими вопросами лезет? Так грустно всё закончилось...

— А к чему тогда вся эта сказка? — не унималась Жирафа.

— Да к тому, что люди, которые верят в командный дух и заботятся об интересах своей фирмы, это расходный материал, а вот те, кто заботится лишь о карьере, и есть подлинный капитал компании, — пояснил Мишка.
Tags: беседы
Subscribe

  • Конфуз

    Прабабушка выросла в интеллигентной артистической семье и с техникой дела особо не имела. Впрочем, в те времена техники вообще не так уж и много…

  • Как Бабушка калькулятор покупала

    Написал я недавно, как меня подарили, так мне тут же рассказали ещё одну историю из того же времени. Как Бабушка покупала калькулятор. Бабушка,…

  • Просто цитата

    Только не надо про вакцинацию. Тема больная, а здесь нам споры не нужны. Всего лишь хочу поделиться фразой, которую услышал от нашего Непутёвого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Конфуз

    Прабабушка выросла в интеллигентной артистической семье и с техникой дела особо не имела. Впрочем, в те времена техники вообще не так уж и много…

  • Как Бабушка калькулятор покупала

    Написал я недавно, как меня подарили, так мне тут же рассказали ещё одну историю из того же времени. Как Бабушка покупала калькулятор. Бабушка,…

  • Просто цитата

    Только не надо про вакцинацию. Тема больная, а здесь нам споры не нужны. Всего лишь хочу поделиться фразой, которую услышал от нашего Непутёвого…