June 22nd, 2013

Привет

Война

Юру забрали в армию осенью 1940-го. Дальнейшая жизнь была ему совершенно ясна. Сейчас он будет выступать за Вооружённые силы, а после армии вернётся на свой завод и будет делать спортивную карьеру. Его ведь уже приглашали в сборную по волейболу, да и городской чемпионат по городкам он выиграл.
Но в 41-м началась война, и спортсменам была уготована иная участь. В сентябре 41-го начались занятия в первом в стране Воздушно-десантном училище, и Юра стал одним из первых курсантов ВДВ. Учёба длилась всего полгода, весной 42-го Юра получил звёздочку младшего лейтенанта и взвод таких же, едва обученных, солдат под своё начало. Приближалась Сталинградская битва.
Таня была отличницей, она закончила школу с медалью и осенью 1940-го поступила в МГУ. Но в 41-м началась война, и Таня пошла записываться в армию добровольцем. В военкомате её долго отговаривали, несколько раз отправляли домой подумать, но потом сдались, зачислили Таню в Красную армию и отправили на курсы радистов.
Сбрасывать десант на хорошо укреплённых немцев было, наверное, не лучшей идеей. Юрин взвод расстреляли ещё в воздухе, а потом прошлись миномётным огнём по месту приземления. Так первый бой Юры стал и последним. Но высота, оставшаяся в руках немцев, была важна, поэтому на следующий день в атаку бросили уже серьёзные силы. К ночи высоту удалось взять, а наутро можно было заняться убитыми и ранеными. Юру нашли с простреленной ногой, множественными осколочными ранениями, но живого.
Что можно было сделать в полевом госпитале? Только промыть раны и дать обезболивающее. Надо было ждать транспорта в стационар. Но время, проведенное на поле боя, не прошло даром, начиналось заражение крови... Раздробленную стопу хирурги смогли собрать, пулевую рану заштопали, а вот правая рука... Сегодня, возможно, ее еще можно было бы спасти, но тогда, в прифронтовом госпитале, очень многим тяжелораненым доставалось только два лечебных средства - морфий и пила. Руку ампутировали.
Крест на мечтах о спортивных рекордах, крест на рабочей карьере, да и как девочки будут реагировать на однорукого, тоже не совсем понятно. Но спортивная закалка сделала свое дело, Юра нашел в себе силы признать потерю руки свершившимся фактом и начать планировать свою жизнь из этого факта исходя. Вот тут-то и подумалось, что в так презираемых прежде науках, возможно, и скрыт некий тайный смысл. Но чтобы узнать это, надо было учится. Впрочем, времени хватало. Это с рукой поступили просто, а вот остальные раны предстояло еще лечить и лечить. Юра провел в госпиталях больше года, успев научиться писать и делать все необходимое левой рукой, наверстав все то, что не успел выучить в школе.
В 1944-м Юра поступил в МГУ, а в 45-м перешёл на второй курс.
После окончания школы радистов Таня получила лычки, и была отправлена на фронт. Ей повезло больше, хотя одну шинель пришлось всё же поменять, потому что она вся была иссечена осколками, но сама Таня не пострадала. В сентябре 45-го её досрочно отпустили из армии, чтобы она могла продолжить учёбу. Таня восстановилась на втором курсе. Там они с Юрой и познакомились. А потом вместе пошли в аспирантуру, поженились, защитили кандидатские, а с годами и докторские...
Но если бы не война, Юра никогда не пошёл бы учиться, и Прабабушка Малыша никогда бы не встретила его Прадедушку...