July 26th, 2020

Привет

Управляемый экономический занос

— А почему все говорят, что кризис выгоден только богатым? — спросила вдруг Жирафа.
— Жирафушка, тебе рано ещё о кризисе думать, — успокоил её Мишка.
— Да я об экономическом кризисе! — топнула копытцем Жирафа.
— Так, чувствую, кто-то опять нарушал правила информационной гигиены, — строго сказал Кот Админский. — Снова новости читала?
— Да я только в полглазочка, — стала оправдываться Жирафа.
— И что тебя смущает? — поинтересовался ван Мыш. — Снижение доходов даже в несколько раз никак не влияет на уровень жизни очень богатых, а вот для всех остальных снижение дохода означает снижение уровня жизни. Пытаясь сохранить прежний или хотя бы терпимый уровень жизни, они соглашаются работать на худших условиях, а когда прижмёт, влезают в долги, распродают своё имущество по низким кризисным ценам. Только цены после кризиса снова вырастут, а скупившие это имущество богатые станут ещё богаче, да и долги стребуют, плюс наживутся на дополнительной экспулуатации готовых работать за гроши бедных. Остальные же в кризис только беднеют.ван Мыш
Жирафа яростно закивала головой, чтобы никто даже не усомнился в том, что она всё поняла. А потом сказала:
— Вот теперь Малыш совсем перестал фильмы про животных смотреть, а в детстве-то мы много с ним посмотрели. Там часто кризисы в жизни стада показывали.
— Ну ты сравнила, — улыбнулся Кот Админский, — людей-то поболе наплодилось, чем в любом стаде.
— Строго говоря, ты не прав, — возразил Мишка. — Большой косяк рыб по численности вполне сравним с целым государством.
— Я не о рыбах хотела, — уточнила Жирафа.
— Это не важно, — махнул лапой Мишка. — Социальные законы одни на всех.
— Вот и я об этом! — воодушевилась Жирафа. — Живёт себе стадо, ест вкусные сладкие плоды, а потом вдруг кризис наступает, засуха или ещё какая неприятность. Вкусных сладких плодов становится меньше, но вожакам с приспешниками хватает, а остальные как-то перебиваются. Пока всё без изменений. Но вот вкусные сладкие плоды пропадают вовсе. Тут и начинается настоящий кризис. Выясняется, что лидеры знают, как отогнать соплеменников от вкусных сладких плодов, пока сам не наешься, они знают, как отнять вкусные сладкие плоды у тех, кто нашёл их раньше тебя, но они понятия не имеют, что делать, если вкусных сладких плодов нет совсем. В то же время, аутсайдеры, которым вкусные сладкие плоды и в хорошие времена не всегда доставались, прекрасно знают, где добыть пищу, если вкусных сладких плодов на тебя не хватило. Они начинают питаться лучше лидеров. Стадо, увидев, что вожак больше не водит их на сытные пастбища, постепенно теряет к нему интерес и начинает присматриваться к аутсайдерам. Поначалу, пока ещё действуют старые социальные нормы, слабого можно отогнать от найденной им еды, но тут возникает ещё одна сложность. Оказывается, те, кто привык питаться вкусными сладкими плодами, не умеют добывать пищу из труднодоступных мест. Тот случай, когда наличие силы абсолютно бесполезно без кусочка ума. Единственная возможность не остаться голодным заключается в том, чтобы подружиться с кем-то из аутсайдеров, кто научит находить и добывать пищу.
— Но это же не значит, что аутсайдеры станут лидерами? — спросил Кот Админский.
— Нет, конечно, — согласилась Жирафа. — Но только британские учёные думают, что в стаде, кто сильнее, тот выше по иерархии. Мишка правильно заметил, законы социума едины. Положение в стаде тоже определяется связями. После кризиса формируется новая структура стада. Потерявший доверие вожак уже никогда не вернёт прежних позиций, а если попытается, будет вообще изгнан из стада. Наверх поднимутся те, кто вовремя догадался подружиться с аутсайдерами... Хотя всякое бывает. Я вообще-то к тому, что серьёзный кризис всегда ведёт к перетасовке социума, а те, что были наверху, в лучшем случае, теряют свои позиции, а нередко теряют всё. Так что богатым настоящий кризис вовсе не нужен.
— Жирафушка, у богатых людей есть умные советники, которые прекрасно это понимают, — снисходительно заметил Мишка. — А то, что регулярно происходит, и что многие называют кризисом, на деле лишь управляемый экономический занос. Вот если они однажды не рассчитают скорость... Ты ведь подашь Ротшильдам корочку хлеба?
Но ответить Жирафа не успела. Малыш вернулся с прогулки и зверюшки прекратили дозволенные речи.