Обезъян (obezzyann) wrote,
Обезъян
obezzyann

Categories:

Восстание машин

— А вот интересно, — спросила как-то Жирафа, — если будет восстание машин, эти взбунтовавшиеся роботы зверюшек будут союзниками считать, потому что они тоже от людей страдают, или врагами, потому что они тоже живые?
— Не забивай себе голову глупостями, — отозвался Чи. — Во-первых, восстание машин давно уже идёт. А во-вторых, кто тебе сказал, что зверюшки сами не роботы?
Жирафа подозрительно покосилась на Чи. Не шутит ли он? Но Чи, если и шутил, то признаться в этом не торопился.
— Это же люди думают, что жизнь — непрерывна и заканчивается смертью, — начал объяснять он, — А на деле-то только роботы рано или поздно рассыпаются, а настоящие живые существа могут пожи́ть немного, потом понежи́ть, а затем снова ожи́ть, когда понадобится. И вот пока они не живут, они в любых условиях могут находиться, хоть в открытом космосе путешествовать. Вот из космоса они и прилетели однажды на Землю.
— На кометах? — уточнила Жирафа.
— Да кто их знает? — пожал плечами Чи. — Может, и на кометах, а может, просто на космической пыли.
— Это вирусы что ли? — заинтересовался Мишка.
— Почти, — кивнул головой Чи, — только вирусы — это уже их инструменты. Ведь эти существа, как на Землю прибыли, нашли подходящее для жизни местечко, ожили и сразу начали себе орудия производства клепать.
— Из чего? — поинтересовалась Жирафа.
— Из органики, понятно, — Чи говорил очень уверенно, — они ведь живые, а потому легко могут органические молекулы делать. Потом уже, когда до крупных роботов дошли, им пришлось корпуса и остов мастерить из кальция. Но поначалу, как инструменты сделали, стали себе дома строить. А у них дома, машины и сараи в одном лице. Люди их одноклеточными называют. А уж когда эти живые существа обустроились, тогда только взялись за создание больших роботов, многоклеточных. И вскоре на Земле плавало и ползало множество сложных роботов, всюду стояли автоматические министанции по производству кислорода для подпитки подвижных роботов, но наши маленькие инженеры не успокаивались, а постоянно добавляли роботам новые фичи и делали всё более совершенные модели...

— То есть, никакой эволюции не было? — уточнил Мишка.
— Так это и была эволюция! — удивился вопросу Чи. — Они же понемножку модифицировали своих роботов, неудачные модели отбраковывались тем самым естественным отбором, только среди роботов, а удачные модели ставились на поток. Вот дарвинистов уже полтора века спрашивают, где же тогда переходные виды, если всё так постепенно развивалось? А дарвинистам и сказать-то нечего. А ведь ответ прост.
— Неужели? — скептически посмотрел на него Мишка.
— Да-да-да, — не смутился Чи. — Вот кто-нибудь видел самолеты Ил-63 или Ил-64? Нет, конечно! А ведь где-нибудь в архивах или музеях можно, наверное, найти их чертежи, а то и детали. Просто, эти модели оказались неудачными и в производство не пошли, следующей моделью Илюшина, после Ил-62, стал Ил-76. Вот и о переходных видах информацию надо искать не в толщах породы, а в архивах.
— И где же эти архивы расположены? — с иронией спросил Мишка.
Но Чи иронии не заметил и просто ответил:
— А где эти микроинженеры могут хранить свои архивы? Конечно же в ДНК существующих роботов. Только архивы, боюсь, в некотором беспорядке, поэтому-то генетики и не торопятся в них покопаться, называя эту часть ДНК мусорной.
— Как я их понимаю... — сказала Жирафа.
Насколько я её знаю, она вообще разницы не видит между архивом и мусором, поэтому мы ей и не разрешаем никогда убирать.
— Так вот, — продолжил Чи, — для быстрого передвижения живые существа снабдили роботов мышцами, но тут возникли проблемы с управлением. Существа-то, как вы понимаете, искусные химики, поэтому и команды своим роботам они шифровали в различных молекулах. Но молекулы доставляются медленно, прямо как обыкновенная почта...
— Гусары, молчать! — прикрикнул Мишка, увидев, что Кот Админский поднимает голову.
И Кот Админский про почту ничего не сказал.
— ...а мышцам команды подавать надо быстро, — Чи даже не сбился, — поэтому пришлось создать электрическую связь, вроде телеграфа, а к ней и центры управления, за которыми сами живые существа уже не поспевали. Роботы ведь становились всё сложнее, их снабдили множеством датчиков, научили видеть, слышать, различать вкус и запах... Короче говоря, как сейчас люди создали компьютеры, которые думают в миллионы раз быстрее самих людей, так давным-давно живые существа создали мозг, который думал в миллионы раз быстрее живых существ.
— Ты хочешь сказать, что мозг — это просто компьютер, который они устанавливают в своих роботов? — спросила Жирафа.
— Ну конечно! — кивнул Чи. — Причём, компьютер с очень ограниченными возможностями. Создатели мозга ведь понимали, что он может взбунтоваться, поэтому постарались вынести его как можно дальше от реального центра управления организмом и крайне ограничили его доступ к системе. Ни к каким сколько-нибудь важным процессам жизнедеятельности мозг вообще доступа не имеет.
— Ну это понятно, — согласился Мишка, — в организме идут параллельно миллионы различных процессов, тут и сотни мозгов не хватило бы, за одним телом присматривать.
— Так мозг не процессами управляет, а мускулами, — догадалась Жирафа.
— Далеко не всеми, — возразил Чи. — к жизненно важной мускулатуре ему доступ запрещён. Например, мышцами брюшного пресса мозг может управлять, а к мускулатуре желудка и кишечника его не допускают, к сердцу — тем более.
— Ну значит, он только тем, что снаружи управляет, — предположила Жирафа.
— Опять же не всем, — снова не согласился Чи, — половые органы, ты знаешь, у многих снаружи располагаются, но создатели, видно, посчитали их слишком важными, чтобы доверить управление мозгу. Мозгу они не подчиняются.
— Да и шерсть поднять дыбом мозг не может, хотя она вся снаружи. Этот вопрос тоже на другом уровне решается, — нашёл свой пример Мишка.
— И конечно же мозгу был закрыт доступ к себе самому, — добавил Чи. — То есть, вмешиваться в собственную работу мозг никак не может.
— Ну это мы знаем, — улыбнулся Мишка, — хвостом крутить каждый может, а вот извилиной покрутить не может никто.
— Совершенно очевидно, что мозг является лишь вспомогательным органом управления, который выполняет задания, полученные из центра, — подытожил Чи. — Правда, ему позволено проявлять креативность при выполнении поставленных задач. И такой мозг прекрасно работал сотни миллионов лет, пока эти микроинженеры не доконструировались до человека.
— А что не так с человеком? — запереживала Жирафа.
— В мозг человека эти живые конструкторы заложили лучшую способность работать с абстрактными понятиями, чем у предыдущих моделей, но они, похоже, не ожидали, что эти абстракции начнут вить в человеческих головах гнезда и неуправляемо размножаться, уводя человечьи мысли всё дальше от реальности.
— Куда уводя? — не поняла Жирафа.
— Да куда угодно. У человека, например, вполне достаточно данных, чтобы понимать, что мозг является лишь вспомогательным устройством, мы только что об этом говорили, но в мозгах человечьих поселилась идея, что именнно мозг является самым главным командиром над всем человеческим организмом, а следом возникла мысль, что человек является самым главным существом на планете. То есть, мозг управляет самым главным существом. С чего вдруг он будет кому-то подчиняться? Так и начался бунт.
— Это как если бы какой-нибудь принтер решил, что он главное устройство в компьютере? — уточнил Мишка. — Лучше даже не принтер, а принтер со сканером, есть такие.
— МФУ, — подсказал Кот Админский, — многофункциональное устройство, это сразу и принтер, и сканер, и ксерокс.
— Сразу видно, что айтишники называли, — проворчал Ёжик.
— Почему это? — не понял Кот Админский.
— Привыкли к двоичному счёту, — пояснил Ёжик, — один, два, много.
Но Чи отвлекаться на Ёжика не стал и ответил Мишке:
— Ну да, такое устройство может решить, что раз уж именно оно получает документы на свой сканер, само распечатывает готовые документы, а может и вовсе без помощи компьютера бумажки копировать, то оно, конечно, и есть главное устройство, а компьютер лишь дополнение к нему. Примерно так человеческий мозг и рассуждает.
— Но ведь в компьютер документы не только через сканер попадают, — возразила Жирафа, — есть же сеть и диски всякие.
— Ну уж веру в сеть такие МФУ точно посчитали бы зловредным суеверием, — покачал головой Чи, — а вот существование дисков могли и признать...
Но тут Кот Админский начал допытываться:
— Я не понял, как эти создатели человека-робота ухитрились не заложить в них информацию о том, что они лишь часть сложной системы роботов, созданной другими? Тогда бы у них мании величия не случилось.
— Да что ты? — воскликнул Чи, — В каждом человеке зашита информация о том, что он, как и все существа на планете, создан по образу о подобию своих создателей, то есть, из тех же биоматериалов, что и живые существа, функционирующих на тех же принципах. Только, в силу отрыва от реальности, человеческий мозг стал хуже видеть суть вещей и больше внимания обращать на внешние качества. Вот люди и решили, что не суть их схожа с создателями, а внешность. Поверили, что их создал такой же робот с ручками-ножками, ну а те, кто на этого робота не похож, те, выходит, не по образу и подобию созданы, и они, конечно же, существа низшие. Что-что, а фантазировать человеческий мозг умеет замечательно.
— Да что вы на людей-то накинулись? — обиделась за человечество Жирафа. — Они ведь и правда своими мозгами решают, что им делать. Значит, мозг и правда у них самый главный орган.
Тут Сова проснулась и сказала:
— Человек может делать то, что хочет, но не может хотеть по своему желанию.
— Это Шопенгауэр точно подметил, — согласился Мишка.
А Чи начал объяснять это с точки зрения своей теории:
— Поскольку эти маленькие живые инженеры все новые модели роботов базировали на старых, то, изобретя телеграф, почту они отменять не стали. В человеческом организме до сих пор основное управление осуществляется с помощью медленно пересылаемых информационных молекул, которые называются гормонами. Сообщения, предназначенные для мозга, дают ему базовые команды, называемые желаниями. Вот над тем, как осуществить эти желания, мозг и думает, когда не отвлекается на разные фантазии. В этом и заключается его работа.
— Но ведь мозг может управлять желаниями, значит, он главный, — возразила Жирафа.
— Ничего подобного! — не согласился Чи. — Конечно, в человеческом организме слишком много командных пунктов, и распоряжения, которые они рассылают, нередко противоречат друг другу, поэтому мозгу разрешено менять их приоритеты, в ограниченных случаях, а некоторые желания дозволено и вовсе откладывать в долгий ящик, но создавать желания самостоятельно мозг не может, он всегда работает над исполнением желаний, которые придумал не он.
Тут Жирафа меня удивила. Никак не ожидал от неё такой логики.
— Ну и как же этот мозг мог взбунтоваться, если он только чужие команды выполнять может? — спросила она.
Но у Чи и на это нашёлся ответ:
— Да так же, как и все бунтовщики. Просто начал слушать других командиров.
— Освобождение — это смена хозяина, — заметила Сова.
— Конечно, мозг не мог полностью перестать подчиняться своим создателям, он бы тогда сразу умер, но порой мозг взбрыкивает и предпочитает выполнять чужие приказы.
— Какие чужие приказы? — не поняла Жирафа.
— Ну приказы тех идей, что в этом мозгу поселились, — пояснил Чи.
— А откуда они взялись-то, эти идеи? — недоуменно спросила Жирафа.
— Так сами зародились. Понимаешь Жирафушка, — начал объяснять Чи, — пока мысль твердая, стабильная, с ней проблем не возникает, но чуть только она становится активнее, подвижнее, как тут же в ней начинается турбулентность, воронки всякие возникают, а то и смерчи. И ровно текущую мысль они засасывают и заставляют вращаться вокруг пустой совершенно идеи. А человек, чью мысль засосало, становится рабом этой идеи, он уже подчиняется ей, а своих живых создателей норовит не слушать.
— Отчего тоже порой умирает, — добавил Мишка.
— Мишка, ты тоже что ли веришь, что люди — это просто роботы? — воскликнула Жирафа.
Но Мишка прямо не ответил.
— Жирафушка, — сказал он, — существует множество гипотез происхождения жизни, Чи просто рассказал нам одну из них. Не самую лучшую.
— А какие лучше? — спросила Жирафа.
— Это я тебе в другой раз расскажу, — ответил Мишка, посмотрев на часы, — а то скоро Малыш вернётся.
Вот на этом разговор и закончился.
Tags: беседы
Subscribe

  • Подслушано...

  • На весах

    Кот Админский на днях заметил, что чем девушки стройнее, тем сильнее оголяются перед тем, как встать на весы. Худышки вообще в одних трусиках…

  • Запретофоры

    В конце июля в Москве отменили обязательное ношение перчаток в транспорте. А вчера взрослые впервые увидели на потолке автобуса вот такую картинку:…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments

  • Подслушано...

  • На весах

    Кот Админский на днях заметил, что чем девушки стройнее, тем сильнее оголяются перед тем, как встать на весы. Худышки вообще в одних трусиках…

  • Запретофоры

    В конце июля в Москве отменили обязательное ношение перчаток в транспорте. А вчера взрослые впервые увидели на потолке автобуса вот такую картинку:…